Акценти Білорусь Гроші Економіка На часі Політика Популярне СВІТ Статті. Аналітика Усі новини 

Лукашенко пригрозил Москве трубой

Александр Лукашенко распорядился при необходимости ставить на ремонт идущие через Беларусь нефтепроводы и нефтепродуктопроводы. Указание прозвучало не столько в техническом, сколько в политическом контексте, было окрашено негативными эмоциями по поводу действий России.

Из высказываний белорусского президента на совещании 11 апреля следует, что ранее Минск при обслуживании этих труб всячески изощрялся, чтобы не нанести ущерба российским транзитным интересам. Теперь, надо понимать, из кожи вон лезть не станут.

«Если нужно поставить на ремонт нефтепроводы и нефтепродуктопроводы, которые идут через Беларусь, ставьте и ремонтируйте», — велел сегодня глава государства вице-премьеру Игорю Ляшенко.

Чем достала Москва белорусского руководителя

При этом Лукашенко вполне откровенно артикулировал мотивацию: «Потому что то добро, которое мы делаем для Российской Федерации, оно нам оборачивается постоянно злом. Там уже обнаглели до такой степени, что начинают нам выкручивать руки».

То есть налицо обида и желание показать россиянам, что и мы можем насолить, пойдя на принцип.

Судя по всему, белорусского официального лидера возмутили свежие запреты российской стороны на поставки сельхозпродукции и продовольствия.

Накануне был введен временный запрет на поставку из нашей страны яблок и груш (в России подозревают, что под этой маркой идет санкционка). С 11 апреля Россельхознадзор ограничил поставки с трех и ввел режим усиленного контроля продукции пяти белорусских предприятий (претензии касаются сыра, колбас, творога и пр.). Чуть ранее Беларуси коснулись введенные Россельхознадзором ограничения на ввоз говядины на кости (а 70% говядины поставлялось от нас туда именно на кости) и крупного рогатого скота.

«То одно предприятие закрыли, то другое. Потом то ли морковь, то ли салат, то ли уже огурцы не понравились… Нам закрывают рынок», — возмущался Лукашенко на сегодняшнем совещании с экономическим блоком правительства.

Он квалифицировал действия российской стороны как фактическое введение санкций против Беларуси. Дмитрий Песков, пресс-секретарь Владимира Путина, оперативно возразил: никаких санкций Россия не вводит. И напомнил, что «существует огромный объем прямой и косвенной помощи, которую оказывает Россия Белоруссии, нашим белорусским братьям».

Играть на трубе рискованно

По проходящей через Беларусь южной ветке нефтепровода «Дружба» Россия экспортирует в Европу более 50 млн тонн нефти в год. А по нефтепродуктопроводу в сторону балтийских портов прокачивается около 9 млн тонн российского дизтоплива, пояснила в комментарии для Naviny.by белорусский эксперт в вопросах энергетики и энергоресурсов Татьяна Манёнок.

Она подчеркивает: ремонт трубопроводов обычно носит плановый характер, при желании специалисты, вероятно, могут найти способ не перекрывать маршрут транспортировки полностью.

Недовольство белорусского руководства собеседница связывает не только с ограничениями на экспорт сельхозпродукции, но и с нежеланием Москвы компенсировать Минску последствия налогового маневра в российской нефтяной отрасли. Также ранее Россия лимитировала поставки своих нефтепродуктов в Беларусь, напоминает эксперт.

Белорусское руководство воспринимает это как нарушение интеграционных договоренностей и хочет «подвигнуть Москву сесть за стол переговоров», считает Манёнок.

По ее мнению, Минск в конфликте с Москвой вряд ли пойдет на крайние меры, поскольку та может сократить поставки нефти на белорусские НПЗ, которые пока не готовы работать с альтернативной нефтью по мировым ценам.

Кремль методично прессингует

Лукашенко в периоды конфликтов с Кремлем не раз применял транзитное оружие. В начале 2007 года Минск ввел пошлину в 45 долларов за тонну на транзит российской нефти по белорусским нефтепроводам. В июне 2010 года во время очередного газового спора с Москвой белорусский президент распорядился перекрыть поставки российского газа через Беларусь.

Эти резкие действия давали свой эффект, российская сторона шла на некоторые уступки. Но как будет сейчас?

После декабрьского «ультиматума Медведева» (российский премьер тогда пояснил: впредь субсидии — только при условии «продвинутой интеграции»: единая валюта и пр.) Москва проявляет особую твердость. В частности, упорно не хочет давать компенсацию за последствия налогового маневра в своей нефтянке (вокруг чего, в частности, крутились затяжные переговоры Лукашенко с Путиным в последние месяцы).

Также российская сторона тормозит переговоры о цене газа с 2020 года, под разными предлогами блокирует, как видим, поставки белорусской сельхозпродукции.

Неясна ситуация с выделением кредита в 600 млн долларов. Сначала российский министр финансов Антон Силуанов вроде как дал понять, что вопрос решен (ха-ха, это прозвучало 1 апреля). Но вслед тот же Песков де-факто дезавуировал радостную для Минска весть: мол, вопрос пока лишь «находится в проработке».

Козыри Минска слабы

Иначе говоря, Москва, добиваясь своих целей, явно использует огромную зависимость белорусской экономики от России.

Руководство Беларуси сделало фатальную ошибку еще в середине 1990-х, когда сложило все яйца в одну корзину «братской интеграции». Затем, подсев на наркотик дешевых энергоресурсов, упустило возможность плавно трансформировать экономику в тучные 2000-е годы.

Да и сейчас, когда уже до боли ясно, что Россия перестала быть щедрой душой, Лукашенко избегает даже разговора о реформах, упорствует в сохранении неэффективного госсектора, квазиколхозной системы на селе. Он назначает высоких чиновников ответственными за лежачие предприятия, продолжает контролировать фермы и посевную, устраивает разносы за грязных коров, уповает на жесточайший спрос.

Но — ни слова о том, какова у руководства страны стратегия в условиях, когда соседка-империя решила взять за горло. Неужели весь расчет на то, что удастся уломать или напугать Путина?

Однако угрозы типа перекрыть трубу — уже слабое оружие. Причем теперь речь можно вести лишь о нефтяной трубе: газовую Москва в свое время купила, дожав неуступчивого партнера. Кроме того, Россия уменьшает объемы прокачки нефти через Беларусь, ослабляя тем самым транзитную зависимость от союзника со сложным характером.

В общем, эмоции эмоциями, но после сегодняшнего совещания вице-премьер Игорь Петришенко подчеркнул: ремонт нефтепровода постараются провести так, чтобы «все законтрактованные поставки были осуществлены». Тем самым угроза трубой как бы дезавуируется.

Что еще в арсенале Минска? Шантажировать отказом от военного сотрудничества, выходом из союзного договора 1999 года, ЕАЭС, ОДКБ Лукашенко наверняка не рискнет. Тут уж Кремль взовьется на дыбы.

Когда нет сильной стратегии

При этом, чувствуя слабость позиций белорусского руководства, российская сторона с большой долей вероятности продолжит свой методичный прессинг. Что не исключает тактических компромиссов.

«Очевидно, что Москва настроена серьезно», — отметил в комментарии для Naviny.by эксперт аналитического центра «Стратегия» (Минск) Валерий Карбалевич.

По его словам, вопрос в том, какова цель. Хочет ли Кремль непременно принудить Лукашенко к достройке союзного государства (что чревато потерей суверенитета) или же ограничится «задачей-минимум — сократить экономическую поддержку Беларуси».

Добавлю, что оба варианта не сулят Лукашенко лично и всей Беларуси ничего хорошего. Во втором случае вроде как меньше угроза потерять суверенитет. Но это как сказать.

В конце 2006 года, когда был очередной газовый конфликт с Россией, Лукашенко заявлял, что «в землянки пойдем, но на шантаж мы не поддадимся». Однако если сейчас Москва прижмет настолько, что наша экономика покатится под откос, где гарантия, что масса белорусов (которых здешняя же власть и русифицировала) предпочтет землянки, а не вхождение в Россию? Особенно если Москва на всю мощь включит пропаганду, как, мол, там хорошо будет славянским братьям.

Далее, если уровень жизни у нас упадет ниже колена и начнутся волнения — Москва и сама может оказать «братскую помощь» на танках. Мол, спасаем от украинского пути.

Да, пока эти сценарии выглядят спекулятивно. Но когда у руководства Беларуси нет сильной стратегии выживания, сохранения независимости страны, вероятность плачевного исхода будет нарастать.

Александр КЛАСКОВСКИЙ.

Источник

Ще цікаві публікації

Залиште свій коментар

Дякуємо за Вашу думку